В коллекции Юрия Веснина около тыщи часов, больше 2-ух 10-ов байков и изумительные ретро-автомобили. С самого юношества мужик увлекался техникой и историей и из этого вышел реальный личный музей.

— Московские, литовские, орловские, вот, янтарь.

Как дело доходит до перевода часов, шутит Юрий Николаевич — это минимум, неделька. Еще бы — в коллекции практически тыща! Каких лишь часов тут нет. И с  птицами, и неповторимыми цифрами на циферблате. И французские, и германские. На руку? Пожалуйста. На хоть какой вкус и цвет — годы тщательного поиска и давно ожидаемые находки.

ЮРИЙ ВЕСНИН, РЕСТАВРАТОР-КОЛЛЕКЦИОНЕР:
«Тоже люди глядят, удивляются, да у нас такие были,  у нас. Вот те часы Шапка Наполеона. Весьма бой у их. Каминные часы. Они на ходу, всё. Так, на данный момент выберем пластиночку. Эта, наверняка, лучше».

Сотки его экспонатов годами пылились на дачах и в гаражах друзей, знакомых. Для кого-либо «хлам», для него — очередной драгоценный экспонат. В его уже своем выставочном пространстве на данный момент уже даже нет счёта всем вещицам. И секрет, по сути, прост, кто-то память держит в сердечко, а  кто-то оставляет для будущих поколений.

ЮРИЙ ВЕСНИН, РЕСТАВРАТОР-КОЛЛЕКЦИОНЕР:
«Вот крайнее приобретение — 1890 весы. Этих весов весьма много у почти всех, а  этих чашек ни у кого нет. Это уникальность».

Смешение стилей и направлений, кажется, не смущает ни самого создателя, ни гостей. А то, что  коллекция  русских авосек, школьных учебников соседствует с собранием деревенских утюгов, разве это жутко? Лишь добавляет шарма. Гости непременно находят что- то знакомое и даже родное – предметы быта, детские игрушки, что-то для интерьера.

ЮРИЙ ВЕСНИН, РЕСТАВРАТОР-КОЛЛЕКЦИОНЕР:
«Приезжаю к кому в гости, сначала прошусь на чердак поползать. Ранее что-то ненадобное, куда — на чердак. Там и прялку отыскал и всю вот эту деревенскую утварь».

Время вправду имеет свойство останавливаться. Хотя бы тут. Коллекция мини-машинок различных лет — особенная гордость. Но не самая основная. Другое дело — эта.

КАРИНА АЛОЯН, КОРРЕСПОНДЕНТ:
«Розовые кресла, цветочки, обитый диванчик. И чудилось бы, за два года из такового кара — обыденного уазика можно создать совсем особенный кар для {романтических} случаев».

Про эту коллекцию он ведает с особенным трепетом. Дорога любая вещица, но вот эти — машинки посерьезнее, и учить уже увлекательнее.

— Стояла южноамериканская резина, лебедка. Поездил на рыбалку — нигде не буксовал. Вот. Был тент, палатки, я все убрал. Собрался сделать на свадебный кар.

Всего в коллекции таковых машин пока — 6, но что еще будет. Когда-то детское увлечение сделалось делом всей жизни, а на данный момент — рядом с его авто фотографируются и непременно улыбаются, если лицезреют на улице.

— Крылья были сгнившие, движок переставил, коробку, задний мост, днище проварил и снутри много конфигураций и дизайн вполне.

Для ветра в голове и скорости в сердечко — в буквальном смысле слова. Целая коллекция байков. Их в арсенале больше 20. Не то что на любой денек недельки, еще немножко и можно будет поменять любой денек целый месяц. И достойные внимания дизайнерские решения, и исходя из убеждений истории — неповторимые находки.

ЮРИЙ ВЕСНИН, РЕСТАВРАТОР-КОЛЛЕКЦИОНЕР:
«49-ИЖ, вот 50 года  с коляской. Вот эту коляску я находил 15 лет. Их весьма не много выпустили. Эта неповторимая вещь коляска».

Движок девятки, руль — Харлея. Зовут боевого жеребца просто — Чудак. У всякого технического чуда, по другому не назовёшь, — своё имя. Управлять таковым стальным жеребцом, кажется, целое искусство. Собрать по частицам, «поставить на колёса» и придумать дизайн — работа не из лёгких. Основное, чтоб с душой — вся формула в этом. И позже — куда бы не забрасывала  жизнь — рядом с ним постоянно была  она — техника на колёсах.