Унес даже детскую кровать: как мужчины делят имущество опосля развода — fargo-online.ru

Существует миф о жадных и циничных женщинах, которым лишь дай возможность обобрать мужчины до нити опосля развода, и миф этот распространяют мужчины, естественно же. Мы решили проверить, как не корыстны сами мужчины, и попросили наших читательниц поведать, как они разделяли имущество с супругами и бойфрендами опосля разрыва отношений. Как выяснилось, почти все мужчины не попросту корыстны, да и фантастически мелочны: один товарищ унес с собой сковородку совместно с ужином! Другие изумительные истории читай в нашем материале.

«Прошлый унёс снегокат пятилетнего отпрыска: «У Ирины (любовница) тоже есть мальчишка, да, он старше и от первого брака, но ему тоже охото кататься, а наш малыш станет воспользоваться снегокатом, когда будет гостить у меня!» Нужно ли уточнять, что ребёнка прошлый с того времени практически не лицезрел? Ну несколько раз – в алиментном суде и при случайной встрече. Вообщем, отпрыск его не лицезрел так издавна, что запамятовал и, встретив, не вызнал.

Наш развод происходил на фоне денежного краха бывшего. Тот набрал кредитов – ипотека, бизнес, личные долги. И не совладал. Просто заявил мне: не достаточно ли что вложила я какую-то личную добрачную «однушку». За общую вместе нажитую «двушку» он платить не может и не будет. И если банк её заберёт, то я останусь без жилища, так вышло. Он длительно вытягивал, шантажировал (в прямом смысле – писал на меня заявления, что я избиваю ребёнка, к примеру) и достигнул собственного. Моя семья выплатила весь долг банку за квартиру плюс практически столько же сверху, чтоб квартира была моей. Он оставил для себя всё: кар, технику, все средства до копейки. Три года не могла стрясти алименты. В трибунал он принёс справку о доходе за 1-ый послеразводный год – 500 с кое-чем рублей. За весь год. И её приняли.  

Когда я возвратилась опосля развода в сейчас уже свою личную, а не нашу общую квартиру, то нашла, что практически все мои личные вещи: одежка, картинки, фото, какая-то косметика, – свалены в кучу среди гостиной. И не попросту свалены, а изрезаны, изорваны и залиты бытовой химией – унитазной хлоркой, средством для мытья посуды, засыпаны чистящим порошком. Всем, что на раковине и под ванной нашлось. 
Страшно жалко школьные фото – они существовали лишь на бумаге и пропали невозвратно».

«Мой прошлый как-то подарил мне мини-вибратор.  При этом без просьб с моей стороны, это был его вклад в сексапильное развитие супруги, которая почему-либо опосля целого денька беготни за детками не желает задористого секса, а засыпает в минуту. И – внимание! Опосля расставания он эту игрушку у меня отобрал, чтоб подарить собственной новейшей девице! Использованную игрушку! Выяснила я о этом поэтому, что его женщина выложила фото вибратора в «Инстаграм» с подписью типа: «Смотрите, какой затейник мой новейший юноша». А я смотрю на это и думаю: “Он вибратор хоть промыл либо так дал?”»

«Я попала по полной: мои  предки подарили нам средства – половину цены квартиры, но никак это не оформили. Мы взяли ипотеку. Прошлый толком нигде не работал, потому что его величество не желал гнуть спину перед дядями. В итоге долг перед банком гасили средствами материнского капитала. Позже мои предки дали ещё много средств на крутой ремонт. И вот — развод. Прошлый претендует на одну вторую квартиры, а по факту он живёт один в трешке, а я с детками квартиру снимаю. Но это ещё ничего, сложность в том, что, когда мой отец пришёл класть средства мне на счет, то в банке попросили подтвердить источник происхождения валютных средств. Чтоб не собирать документы, отец просто отдал супругу 20 тыщ баксов, и они занесли мне на счёт любой от себя. Позже супруг мне и нашим знакомым на голубом глазу гласил: «Никаких средств отец не давал. Откуда они у него?  Это мои средства!» Когда я подала на развод, он отказался платить за школу старшего малыша: не нужно, дескать, было разводиться. И совершенно, в стране кризис и у него средств нет. У меня с средствами было тоже весьма плохо, и я решила реализовать машинку. На машинку у него средства нашлись. Ему и продала».

«Жила с парнем в штатском браке. Квартира была моя, но ремонт сделали совместно. И вот когда я решила с ним расстаться, он мне сделал «сюрприз». Возвратилась с работы и нашла, что он вынес из квартиры всё — мебель, технику, снял с петель двери, содрал обои со стенок, вывернул лампочки и свинтил выключатели, скрутил унитаз, лишь что окна не побил, не успел, видимо. Свекровь помогала, увезли всё в ее квартиру, стоявшую пустой. Правда, карма достигнула, через недолгое время в той пустой квартире, где стояла вывезенная им мебель и лежали снятые с петель двери, случился пожар, всё сгорело к чертям».

«Я лично привезла подругу из поликлиники в ее съемную квартиру, где она жила с штатским супругом. Нашли отсутствие штатского супруга, его вещей, ее пальто и обуви и всех предметов обстановки, приобретенных во время совместного проживания, да их и было незначительно: торшер, утюг и пара стульев. Но что меня поразило больше всего:  это таковая «хрущоба» с шкафом в коридоре вроде малеханькой кладовки, там у подруги все полки были заставлены соленьями-вареньями,  припасами крупы и макаронами, ящиком с картошкой. Все вынес. И картошку, и свеклу, и упаковку туалетной бумаги – 4 рулона. Сиденье на унитаз, рулон початый туалетной бумаги из туалета и освежитель воздуха.

Оставил в кухне на столе без клеенки (которую забрал) прощальное письмо: он, дескать,  не желает прощаться лично, онкология — дело неизученное, может, и заразительно, ей-то всё равно уже, а он юный мужик, ему жить и жить и деток рождать. Вот прям и написал про рождать.

А еще написал, что уповает на ее порядочность: что она переведет ему на карточку компенсацию за моральные его мучения от кошмара быть зараженным раком пищевого тракта. К письму были приложены две копии его паспорта с записочкой ,,Для нотариуса, ты же реалист, понимаешь, что с таковым диагнозом не живут, на том свете для тебя дом в деревне не пригодится, а это будет людской компенсацией риска инфецирования и моральных страданий”. И приписка: ,,Верю в твою людскую порядочность,,».

«Прошлый супруг подруги приехал опосля развода с 2-мя друзьями, когда мы с ней пили чай на кухне. Вынес личные вещи, подруга даже не шевельнулась поглядеть, что он делает. Его, видимо, такое равнодушие взбесило. Вошел на кухню, снял со стенки телек, вырвав с корнем из стенки держатель. Подруга хладнокровно продолжила пить чай. Тогда прошлый начал двигаться в ванную и выволок оттуда стиралку, которая как раз стирала белье. Так и утащил  из дома с водой и бельем — дверцы-то заблокированы, а ожидать даже минутку он не желал».

«О, у меня это были лопатки для антипригарной сковородки. Также куча техники, вынос которой аккомпанировал перечень с обоснованием, почему он ее конфискует. Типа моя мать подарила 25 % цены посудомойки на мой денек рождения 5 годов назад, потому забираю. Было весьма трогательно. Но лопатки прямо поразили. Возвратилась из отпуска, а перевернуть блинчики детям и нечем. Хозяйственный весьма человек, что гласить».

«Прошлый отобрал у дочки велик, чтоб дать собственной внучке. За недельку ранее произнес мне: «Средств нет, но вы держитесь». А мать и папа девченки полностью обеспеченные люди, велик могли и сами приобрести».

«Мой прошлый супруг составил перечень всего, что он купил, чтоб забрать. Со стоимостью каждой вещи. Что забрать недозволено  – я обязана была ему восполнить». 

«Убегала с ребенком в одной руке и пакетом с маленьким количеством детской одежки, в чем была. Пустующую квартиру, в какой нам дозволили пожить его родственники, обставляла моя мать — от мебели до бытовой техники. Это все он для себя заграбастал, мою одежку и обувь не дал. Не дал даже дочкин малышовый трехколесный велик, который даровала моя подруга. Коляска, кровать – всё там осталось. Алиментов – ни копейки». 

 «Выйти замуж за такового вот товарища «подфартило» моей сестре. Подали на развод, но еще не разъехались. Супруг заранее стал всё разделять, вспоминать, что конкретно и чьи родственники и друзья на женитьбу даровали. При этом так довел сиим своим перечнем (он на бумажке всё тщательно записывал, вычеркивал, добавлял), что юная не выдержала, сорвала влажное белье с веревки (свое и малеханькой дочки) и уехала к родителям. Этот примчался следом: «Ты с бельем четыре прищепки украла! А их еще до женитьбы мать моя брала! И «Раптор» от комаров возврати! (В то время это был недостаток.)». Опять скандал: «Ты собственному ребенку пожалел?!» – «Она не одна будет воспользоваться! Если ты с ней в одной комнате, то, выходит, ты пользуешься тоже! И твои предки, поэтому что в одном доме! Возврати «Раптор»!» Дали ему прищепки и «Раптор», а он через час опять явился – за «капронками». Мать его дала подсказку. Оказалось, сестра переложила в емкости пищу для дочки (девченка была на диете, готовила для нее раздельно). Итак вот супруг и отец заявил, что в банках теща передавала варенья и соленья, потому на их он не претендует. А вот капронки (крышечки) – мать его брала…»

«Мой прошлый подал на меня в трибунал опосля развода на раздел имущества – он желал поделить стиральную машинку и эпилятор (холодильник ранее уже увез,  а ребенок, естественно, мне достался). До суда, правда, не дошло — я перевела дело в трибунал по месту моего жительства, а ему 40 км оказалось далековато ездить, так дело и заглохло».

 «Прожили совместно 2,5 года. В квартире, приобретенной моими родителями. Выгоняла длительно, года полтора. В итоге он ушел и вынес из квартиры совершенно всё, не считая малеханькой кучки моих шмоток. Всё, что покупалось на общие наши средства, все, что дарил, – совершенно все. Спала позже год на полу, на надувном матрасе и одежку вешала на ординарную перекладину (сама смастерила). Холодильник, стиральная машинка, даже  плита ушли совместно с ним. Все покупалось на общие средства. Водонагреватель пробовал снять со стенки, но не сумел – отлично был привинчен, лишь потому оставил. Вынес также мою шубку (самую ординарную, овчина) и зимние сапоги (совместно же брали) и просто на моих очах выбросил на помойку. Тарелки, ложки, кастрюли — туда же, в мусорку. Раковину на кухне  тоже отвинтил и выкинул».

 «Мой прошлый, уходя, забрал не только лишь все свои вещи, да и пельмени из морозилки. Типа, он же их для себя брал».

 «Мой прошлый забрал полностью всё, что не было сломанным (маленькую кухонную технику, даже миксер, которым никогда в жизни не воспользовался, маленькие, но красивые элегантные аксессуары: лопатки, венчики для взбивания, хотя практически все – подарки моих матери и сестры). Не забрал лишь старенькую кофеварку (она на момент выноса была не вымыта) и всё, что было сломанным (фотоаппарат старенькый и мобильники древнейшие). Всю крупную бытовую технику тоже забрал. Я совсем не сопротивлялась и даже гласила, естественно, дескать, бери всё, что хочешь. Позже, когда я продавала вместе нажитый кар, посчитала стоимость всего, что он вынес, и это  составило ровно половину цены машинки. О чем прошлый был оповещен особым письмом с расчетом цены всех этих плошек и старенькых тарелок. Посчитала так, что он к тому же остался мне должен 1000 рублей. Он был в шоке, но создать ничего не мог».

«Моего второго супруга взяла в собственный дом. Одевала, обувала, весьма длительно больше его средств зарабатывала. А когда серьезно захворала впервой, он свалил — и не постеснялся закинуть удочку про раздел МОЕГО дома».

«Елку искусственную унес. При этом когда меня не было дома. Позже произнес, что брал ее на свои средства, так что это его елка. А я, дескать, ребенку еще куплю, раз таковая умная и решила развестись. И игрушки елочные, соответственно, тоже унес. Игрушки, основное, мои были, но это он именовал компенсацией за испорченную жизнь. Игрушки жалко, германские были, фарфоровые».

«Экс-супруг собирал манатки: скрупулезно складывал скарб, тот вариант, когда «крупу на весах разделял». Взялся за собственный термос, там звякнула снутри разбитая пробирка — поставил было на пространство. Но вмешалась его мать: «Женя, возьми. Может, найдем мастера, который пробирку поменяет». Женя брал».

Ещё новости

Комментировать