Каково это — дружить с женщиной, которая смотрится как голливудская чуда?

«В один прекрасный момент мы с Моникой Беллуччи, Анджелиной Джоли и Оливией Уайлд пошли по магазинам. Им все оборачивались вослед, а на меня никто даже не глядел. Плохо дружить с красавицами, плохо!..» 

Так могла бы начинаться моя статья, но не начнется. Во-1-х, я не люблю ходить по магазинам, а если хожу, то в одиночестве. Во-2-х, Монику, Анджелину и Оливию я лицезрела всего по 10 минут на интервью, и именовать нас подругами было бы мало самонадеянно. В-3-х, я никогда не выбирала близких людей по наружным данным. Я же говорю, не люблю шопинг. 

Мало пиара

Зато у меня есть сестра. Фаворитка мира по дружбе с красавицами. Все свое детство и часть молодости она провела при какой-либо Наилучшей Подруге, которую весь остальной микромир тоже считал “самой” симпатичной, пользующейся популярностью, броской. Ж. исхитрялась повсевременно отыскивать таковых девченок, при этом всюду: и в школе, и во дворе, и в лагере.
Не могу сказать, что сестра от этого мачалась. Мачалась быстрее я. Мне чудилось, что моя Ж. достойна большего, чем таскаться всюду за очередной Ликой либо Диной (у красавиц ведь не бывает обычных имен) и наслаждаться прохладой в их тени, пока те нежатся в лучах славы. Правда, тогда я не рассуждала метафорами, а лишь звучно сопела и тихо терпеть не могла Лик и Дин. 
– Да ты просто ревновала, — отмахнулась от меня взрослая Ж., когда я начала писать статью и припомнила ей бывших подруг. — Ты желала, чтоб я общалась лишь с тобой.
– Ну допустим, — согласилась я, чтоб не спорить, — но тебе-то все это для чего надо было? Неуж-то не хотелось самой быть звездой? Ведь все основания были. 
– Основания, может, и были, хотя выросли они лишь к 10-му классу, — подтвердила Ж. охотно, — желания не было. Мне нравилось,что самая пользующаяся популярностью девченка в компании направляет на меня внимание и желает сдружиться. Так я сама ощущала себя избранной и крутой. И позже, мне это помогало с мальчуганами. Ты же знаешь, у всякого головного героя есть наилучший друг, — подмигнула сестра.
– Но это означало признать себя №2.
– Я, наверняка, постоянно была пиарщиком, — засмеялась Ж., — я знала,что завести полезные знакомства и пробиться в нужные круги еще прибыльнее, чем считаться номером один.
– Да ты реальный сероватый кардинал!
– Либо темный владык, — согласилась Ж., — а сейчас вари кофе.

Мало подстаканников

Ну хорошо, допустим, Ж. – кардинал, владык и из дружбы с красавицами вышла нагруженная одними только подарками судьбы. Но я понимаю женщин, которые в схожих отношениях лишь мучились. К примеру, моя сотрудник Елена. Мы в один прекрасный момент поехали в командировку, и в поезде она мне практически день сетовала на
бывшую подругу. Сейчас подстаканники крепко ассоциируются у меня с некоторой Виолой (опять хорошее имя!). Елена дружила с ней 15 лет и лишь не так давно не стала, освободилась, по ее словам. Честно говоря, ничего страшного в поведении Виолы я даже со слов страдающей Елены не отыскала. Ну была синеглазой и с длинноватыми волосами. Ну постоянно первой получала приглашения на танец. Ну прогуливалась в мини и замуж вышла в 18 лет. Сейчас посиживает в “Одноклассниках” и ведает, какая у нее красивая семья. На злодейства не тянет. Но Елена за годы так утомилась быть “запасной”, что сейчас, похоже, лишь и делает, что обосновывает Виоле, как счастлива без нее. “Я, -говорит, — даже пароль в “Одноклассниках” вернула и выкладываю фото из зарубежных поездок –Виолка-то не была нигде далее Турции!”
Так время от времени поступают свежеразведенные дамы – завешивают соцсети снимками в бикини, чтоб прошлый супруг узрел и “все сообразил”. Неуж-то оно того стоит? И что это за дела такие?

Мало психологии

“Обычно мы избираем в друзья людей, с которыми у нас много общего, или, напротив, совсем на нас непохожих, — растолковала мне психолог-консультант Нелли Якимова (к слову, тоже весьма прекрасная). — Мы безотчетно отыскиваем в другом свое отражение. Благодаря общению с схожим на нас человеком мы можем лучше рассмотреть свои собственные черты и проявления, как если бы смотрелись в зеркало. На самом деле, то же самое мы делаем, когда избираем в друзья полную противоположность. Лишь сейчас мы смотрим не на себя настоящего, а на нашу сокрытую часть личности. Лицезреем свойства и черты нрава, которые слабо в нас появляются, но вначале все-же заложены. Когда мы от всей души восхищаемся пользующейся популярностью подругой (либо всекрете ей завидуем), мы вступаем в контакт со своим безупречным “я” – личностью, которой мы желали бы быть, чьими свойствами желали бы владеть, – и мечтаем к нему приблизиться. Мы как будто проживаем колоритную и эффектную жизнь совместно с кем-то, в то время как наша собственная может казаться нам сероватой и скучноватой”.

Так означает, прекрасные подруги – это мы сами? Стоит проявить чуток больше внимания к своим желаниям, и можно выходить из тени и жить счастливо? “Приблизительно так, — поддержала меня психолог, — чтоб повсевременно не ассоциировать себя с иной и не терять чувства своей ценности из-за нескончаемых внутренних монологов в духе: “Она-то молодец, а вот я…”, необходимо больше заниматься собой, собственной жизнью. Задаваться вопросцем, как ты можешь удовлетворить принципиальные потребности, к примеру в признании, сохранности, и не паразитировать на популярности подруги. Осуществляй свои планы и намерения, заместо того чтоб глядеть, как это делают остальные. Вспомяни, какие свойства вызывают твое восхищение либо зависть, и усвой, что у тебя они тоже по сути есть. В эту сторону можно развиваться, если хочешь достигнуть гармонии с собой”.
А ведь правда: стоит нащупать снутри себя способности, таланты и отыскать метод их воплотить, как потребность в дружбе с снаружи симпатичными и пользующимися популярностью здесь же теряется. Даже сероватый кардинал Ж. в один прекрасный момент выросла и начала разговаривать с умными, а не лишь с привлекательными девицами. Поэтому что научилась одеваться, плясать и знакомиться с увлекательными мужиками без чужой помощи.

Честно говоря, все мои подруги кажутся мне прекрасными. Не ужаснее, чем Моника Беллуччи. Поэтому что дружба – это еще и частично любовь. А как произнес или Толстой, то ли Достоевский, или Adme, “не краса вызывает любовь, а любовь принуждает созидать красоту”. Надеюсь, это все-же был Толстой.