«Разрушили семьи, убили демократию»: феминизм очами парней — fargo-online.ru

Наша колумнистка Екатерина Попова ведает, как мужчины лицезреют движение против дискриминации дам и его последовательниц.

Став колумнисткой Cosmo, я начала получать еще больше личных сообщений от незнакомых людей. Дамы обычно благодарили за статьи, а мужчины… Большая часть из их желало побеседовать о феминизме — так очень, что время от времени даже забывали поздороваться: «Я вижу, что ты феминистка, и желаю побеседовать о твоих взорах». Достаточно стремительно выяснялось, что по сути моя точка зрения их не достаточно интересует: мужчины желали получить ответы на свои вопросцы, к примеру вот такие:

Вопросцы (если можно их именовать такими) меня поражали, в особенности опосля аргументов «против», которые обычно употребляют девицы. Дамы, объясняя своё равнодушие либо неприятие идеологии борьбы с дискриминацией, обычно высказывались в духе диалектического материализма: необходимости в движении больше нет, ведь суфражистки издавна достигнули для нас всех прав, а, означает, биться больше не за что.

Откуда же таковой разрыв в представлениях о феминизме у различных полов? Почему дамы, никогда не изучавшие вопросец, имеют о нем пусть поверхностное, но очень четкое представление, в то время как мужчины веруют в самые неописуемые легенды?

Ответ скоро нашёлся. Просматривая мужские паблики, я раз за разом натыкалась на одни и те же книжки, которые рекомендовали читать начинающим «высокоранговым самцам» — и непринципиально, шла ли речь о обществах маскулистов либо комьюнити любителей псевдославянского патриархального уклада. Всюду мерцал один и этот же «Учебник для парней», объясняющий, что есть дама и как с ней обращаться. И главы о феминизме в нём оказались тем источником «познаний», с которыми ко мне приходили желающие обсудить взоры.

Нужно отметить, что феминистки достаточно изредка, аки Данко, выходят к народу, размахивая собственной идеологией, будто бы горящим сердечком, зажатым в руке. Обычно все обсуждения ведутся в рамках направленных на определенную тематику сообществ — и поэтому шансов услышать о современном феминизме от парней даже больше, чем от самих последовательниц движения. Давайте же разберёмся, опосля каких тезисов можно созодать музыку в наушниках громче, поэтому что никакой настоящей инфы о феминизме вы не получите.

Феминистки желают повредить семью

В учебнике говорится, что феминистки собственной пропагандой сбивают с толку обычных дам и те «делают ставку на профессиональную самореализацию», в итоге проигрывая, ведь на карьеру способны только «полумужички», обыденные девицы в силу «самочьего» ума достигнуть фурроров на проф поприще не могут. В итоге дама остается и без карьеры, и без домашнего очага: на малышей и супруга не хватает времени.

Если вдруг женщина и рождает ребёнка, то всё равно выходит не настоящая ячейка общества, а недоразумение: «рассчитанный на огромную семью припас преобладания» обрушивается на 1-го единственного малыша, превращая его в «забитое несамостоятельное существо, обреченное на беды в дальнейшем». Про жена и гласить нечего: он, бедный, заместо «гнезда» и ласки получает дом со злостной мегерой, которая размахивает собственной трудовой книгой, торгуясь за право не заниматься домашними делами.

Что ж, спорить тяжело: феминистки вправду считают, что даме стоит начинать не с семьи, а с денежной независимости. Вот лишь это пойдёт лишь на пользу «очагу»: будет на что брать дрова, если вдруг мужик захворает, растеряет работу либо погибнет, как досадно бы это не звучало, и такое бывает. А уж как полезна проф самореализация, когда истопник решает, что его полено больше подступает для иной, наиболее юный печи, знают не только лишь феминистки.

Феминистки уже убили демократию

Сделали это ещё суфражистки, добившись для дам избирательного права. Сейчас за принятие принципиальных муниципальных решений голосуют не только лишь мужчины, владеющие стратегическим мышлением и «включенным инстинктом вожака», да и девицы с их «самочьим» складом разума, который годится лишь для того, чтоб «приспособиться, избежать угрозы и продолжить генетическую линию фаворита».

Но, невзирая на скудный дамский умишко, феминистки, добившись прав, просто встраивались во власть. Употребляли они при всем этом мужской «инстинкт защиты»: начинали чувственно верещать про свои права, а находящиеся у власти политики рефлекторно реагировали на визг как на сигнал самки, попавшей в неудачу, и подсознательно заваливали феминисток всё новенькими и новенькими преимуществами.

Одурманенные главы стран и не увидели, как закончили быть такими: сейчас феминистки просто сдвигают всех нелояльных к ним парней у власти. Они, к примеру, уволили израильского премьера, а Биллу Клинтону милостиво дозволили остаться, невзирая на скандал с Моникой Левински.

Но на этом феминистки не тормознули, и «вышыбли из-под демократии её экономический фундамент». Сегоднящая алиментная система и условия развода, говорится в учебнике, привели к тому, что мужик может в хоть какой момент лишиться всего по заявлению супруги, и поэтому больше нет никакой мотивации работать. Вот и приходится пить водку и красть.

Объяснять тезисы о «сероватых кардиналках» современности даже не охото, так впечатляюще они звучат. Лишь и остаётся, что сказать: и часовню мы развалили. И тоже визгом.

И демографию тоже погубили

В учебнике феминизм именуют ОМП — орудием массового поражения. У него есть био действие: пропагандой средств контрацепции и защитой права на аборт феминистки нейтрализуют детородных дам, выводя их из репродуктивного процесса.

Имеется и психотропный эффект: парней феминизм деморализует, дам толкает на убийство малышей — конкретно в качестве таких в книжке рассматриваются аборты. В итоге правительство вынуждено пускать на свою местность «противника» — мигрантов. А это для вас не какие-то безопасные строители и таксисты, а умный и страшный неприятель с лазутчиками и агентами воздействия.

Недалёк тот денек, пишет создатель, когда США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) станут Объединенным Халифатом Северной Америки, а заместо скульптуры Свободы покажется статуя дамы без паранджи и в брюках — «монумент феминисткам, расчистившим актуальное место для правоверных».

Песня о том, что дамы, не желающие рождать 10-ки малышей, погубят цивилизацию, не закончит звучать никогда. Но вот в чём загвоздка: рождаемость зависима не от числа феминисток на душу населения, а от самых различных причин, к примеру от урбанизации и доступности контрацепции. И «правоверные», перебравшись в городка Америки, где аптеки на любом углу, весьма скоро пойдут по пути сгинувших атеистов, ограничиваясь соответствующими на данный момент для страны 1,84 ребёнка на даму.

Феминистки — «отработанный материал» сексапильного рынка

Ещё одна нескончаемая песня — это дискуссии о небритых, толстых и оттого сексапильно неудовлетворённых феминистках. В движение-де идут те дамы, которым не удалось прибыльно реализовать себя в молодости на сексапильном рынке, а в 30 лишь и осталось, что обвернуться в икеевскую «Двалу», и, прижимая к груди кота, ползти в сторону фемпабликов, выкрикивая по дороге: «Все мужчины — козлы!»

Здесь уже в самой книжке начинаются нестыковки. Законы сексапильного рынка обозначаются как очень твердые: «Уже в 30 лет дама оказывается на свалке отходов в бедности и одиночестве». Разумеется, что и успешно сбывшая себя в 20 лет женщина к последующему «нулевому» юбилею закончит котироваться и будет заменена на молоденькую. В итоге выходит, что феминисток порождают сами мужчины через сделанную ими сексапильную экономику, чтоб позже сетовать на разрушенные семьи, демократию, часовню и скульптуру Свободы.

Спорить с аргументом «Феминистками стают жуткие бабы, у каких нет мужчины» трудно. Можно сколько угодно размахивать свидетельством о браке — всё равно ответят, что наличие супруга ещё не гласит о постоянном сексе, а обосновывать, что с графиком брачных обязательств и потенцией напарника всё в порядке, тупо.

Но довольно открыть сразу перечень участниц 2-ух всех дамских пабликов, один из которых будет феминистским, чтоб узреть: последовательницы движения снаружи ничем не различаются от, к примеру, патриархальных берегинь. В обоих группах есть различные дамы: юные и постарше, прекрасные и обыденные, в юбках и в штанах, в обнимку с детками либо с ранцем за спиной на верхушке горы. И мужчины, быстрее, оценивают не красоту, а взоры: раз феминистка — означает, ужасная.

Феминистки считают всех парней козлами

Дезориентировать малышей феминистки начинают с юношества, издавая, к примеру, книжки, в каких написано, что «девченки изготовлены из мармелада и всяческих смачных вещей, а мальчишки все состоят из козявок, букашек и вшей». Результат пропагандистских виршей плачевен: девченка или станет лесбиянкой, или, прочитав вслух книжку, получит от мальчугана пинок и навечно уверится, что мальчишки и правда козлы.

Чем старше стают девченки, тем посильнее прессинг со стороны феминисток. Девицам повсевременно говорят, что все мужчины — насильники, педофилы и маньяки, а по телеку демонстрируют телесериалы, в каких киллерши во имя справедливости палят из пистолетов, машут клинками и рубят головы негодяям. Мочи их, козлов, намекает любой 2-ой голливудский кинофильм — разумеется, снятый в павильоне, возведённом феминистками на месте разваленной часовни.

Невзирая на то что студии не делятся с феминистками с прибылью, за козлов последовательницам движения приходится отвечать повсевременно. Недозволено сказать, чтоб у мифа про парнокопытных не было никаких оснований, вот лишь смотрится риторика совершенно по другому. Не «все мужчины – насильники», а «практически все насильники — мужчины». И это, согласитесь, два совсем различных утверждения. Буквально также к «мощной половине населения земли» относится большая часть неплательщиков алиментов, акторов домашнего насилия и супругов, заговаривающих о разводе, когда тяжело заболевает ребенок.

И, к огорчению, отличить агнцев от козлищ нереально. И поэтому, молвят феминистки, следует быть осторожной. Смотреть за своим бокалом. Не садиться с незнакомцем в лифт. Постоянно иметь в кармашке газовый баллончик. Не ездить на дачные шашлыки к недавнешним знакомым. Записывать номер такси, на котором уехала подруга. Не считать обычным, когда супруг начинает гласить, с кем для тебя дружить, а кто на тебя плохо влияет. Не соглашаться на предложения «сиди дома с детками, я сам обеспечу семью» подольше, чем на декретный отпуск.

И гласить, что подобные советы — это желание выставить всех парней козлами, приблизительно то же самое, что считать ремни в сохранности в машине свидетельством, что у неё неисправны тормоза.

Это далековато не полный перечень того, что можно услышать о феминизме от парней. Но есть весьма обычный метод отфильтровать легенды от действительности, даже не вникая недельками в животрепещущую «матчасть» и фемповестку: просто попробуй приложить произнесенное к тем суфражисткам, о который ты знаешь из учебников истории. Терпеть не могла ли Клара Цеткин всех парней? Учила ли Роза Люксембург женщин, как половчее оттяпать всё имущество при разводе? Нет? Будь уверенна — и современные феминистки сиим не занимаются.

Комментировать