"Нужно работать над собой. Добиваться. Преодолевать. Становиться лучше". Таковыми установками нас уродуют с юношества.

Мне кажется, что большая часть людей вокруг больны достигаторством. Рвением к преодолению ради преодоления. В первом классе мой отпрыск не сошелся нравами со собственной учительницей. Он непревзойденно обучался, но учителю всегда чудилось, что он над ней глумится. Троллит. Учительница: «Я его ругала во время урока, а он развернулся и вышел из класса, представляете?!» Отпрыск: «Я ощутил, что могу расплакаться, и не желал это созодать при всем классе». Ситуация усугублялась с каждым деньком, отпрыск отрешался ходить в школу и созодать уроки, я нервничала, советовалась с окружающими. Большая часть гласило: ни при каких обстоятельствах недозволено уходить из этого класса! Так вы его обучите избегать заморочек! Не обучите преодолевать! Не постоянно же он будет разговаривать лишь с приятными, адекватными и близкими по духу людьми. Пусть обучается выживать посреди противных и неадекватных.

Тогда и я поразмыслила: а в которой ситуации мой отпрыск будет совершенно и совершенно лишен выбора? Разве что в кутузке. Но я не желаю с 7 лет готовить его к жизни в кутузке. Во всех других ситуациях он сумеет для себя выбирать компанию и свита. Отыскивать работу с тем коллективом, который будет ему подступать, учебу, друзей, возлюбленных… Потому мы ушли из школы, окончили 1-ый класс дома, а со последующего года пошли в другую школу, где отпрыск немедля и беззаветно полюбил учительницу, одноклассников, домашние задания и совершенно все.

Мне кажется, что вот эта установка — «недозволено кидать, если тяжело» – приводит, быстрее, не к тому, что люди удачно защищают докторские либо с легкостью пробегают марафоны. А к тому, что дамы, к примеру, продолжают жить с мужьями-абьюзерами: недозволено же вот просто так взять и кинуть мужчину, с которым тяжело жить? Нужно работать над собой. Добиваться. Преодолевать. Становиться лучше в надежде, что он тоже станет. Либо продолжают ходить на работу, где им изредка и не много платят, не ценят и унижают. Либо (что мне в особенности неясно) продолжают дружить с противными людьми. Дочитывать до конца неинтересные книжки. Досматривать скучноватые киноленты. Просто, чтоб было. Чтоб жизнь медом не чудилось. Для преодоления.

Я понимаю много женщин, которых заводит то, что мужик их не любит, третирует, игнорирует и изменяет. Даже не изменяет – поэтому что не считает, что у их есть какие-либо обязательства либо дела. И вот девице часто кажется каким-то отдельным гусарством и подвигом – достигнуть его любви. Вынудить его. Преодолеть его нелюбовь. Стать лучше всех и обосновать ему. Чтоб он все сообразил, понял и избрал ее посреди почти всех. Либо дамы растрачивают некое необычное количество сил на борьбу с «соперницами», для того чтоб «возвратить супруга в семью». Мне кажется, что и половины прикладываемых к возвращению мужей усилий хватило бы на то, чтоб познакомиться с Джонни Деппом и счастливо выйти за него замуж. Но почти все  продолжают биться – через обоюдную ненависть, претензии, нелюбовь, сломанные судьбы деток – биться до победного. Поэтому что им, сиим дамам, никто никогда не гласил, что можно, нестыдно и отлично, выбирать наиболее легкий и приятный путь.

Либо вот одна моя молодая подруга решила заняться спортом для красы и подтянутости. Вопросец в том, что спорт она терпеть не могла. Она перепробовала кучу различных вариантов – и все ей было глубоко тошно. Пока она не отыскала безупречный класс йоги, который привел ее в экстаз, зарядил энергией и счастьем. Сколько советов окружающих о том, что йога никчемна для похудения и мышечного тонуса, она услышала! Сколько советов преодолеть себя и пойти в зал подымать штанги (я, к слову, обожаю подымать штанги), сколько фырканий насчет того, что она избрала легкий и ненапряжный путь! Зато она прогуливается туда любой денек и подпрыгивает от нетерпения перед занятием. Зато она похудела на восемь килограмм и нашла у себя замечательные талию и грацию.

Это похоже на принцип иной моей подруги, увлекающейся натуральной косметикой. Я как-то увидела ей, что я не готова на это вот все: кипяти какой-либо отвар крапивы на неспешном огне и повсевременно помешивай 5 часов, дай настояться, процеди, отцеди, смешай… Бррр. Подруга безмятежно сказала, что не делает ничего подобного, она просто заливает травку водой, охлаждает и пользуется. «Это, естественно, не совершенно по рецепту, но зато мне это нетрудно созодать любой денек… Вот уже 10 лет попорядку». Другими словами не совершенно верно, но с радостью и часто – почаще всего оказывается еще эффективнее, чем совершенно, но через преодоление.

Мне кажется, что легкость – это один из главных характеристик того, что ты находишься на правильном пути. Почти всем почему-либо кажется, что легкость – это синоним бездельничания. Но это не совершенно так. Когда я была редактором Космо, к примеру, мне приходилось периодически ночевать на работе. Поточнее, не совершенно ночевать: я оставалась в редакции, чтоб, к примеру, дописать, переписать либо написать поновой текст, который по каким-то причинам срочно и безотложно пригодился. Либо чтоб перед самым выпуском дождаться текста от создателя, который «вот-вот, практически через 5 минут его пришлет». Либо чтоб согласовать интервью с какой-либо сложной в переговорах звездой. Были времена, когда я не много спала и писала с нуля до шестидесяти текстов за месяц. Это было достаточно тяжело на физическом уровне и изматывало психологически, но глобально мне было просто – я работала в крутейшем месте с красивыми людьми, занималась увлекательным под управлением самого понимающего шефа на свете. За пару лет до Космо я целых три денька проработала в прямо обратной редакции – в той, чья работа мне чудилось глупой и непрофессиональной, где коллеги ужасали меня нескончаемо дальними от моих представлениями о чудесном и этичном. Я была малая и купилась на гигантскую, по тем моим представлениям, заработную плату и неплохую должность. Это были одни из самых томных дней в моей жизни. Если б я на 3-ий денек не сообразила, что больше меня ничто не принудит находиться в этом противном месте, не собрала вещи и не ушла, то в моей жизни бы не случилось ни Космо, ни почти всех остальных красивых редакций, коллег и захватывающих заданий. А тот журнальчик, к слову, через полгода закрылся, и всю редакцию уволили без выходных пособий.

Потому я за легкость – в глобальном смысле. За то, чтоб работать в приятных местах с приятными людьми. И уходить от противных. За то, чтоб жить с любящими и нравящимися людьми. И не жить с флегмантичными и неприятными. За то, чтоб обучаться тому, что нравится – а средства придут. В общем за все не плохое.