«Перекроила» лицо: личный опыт девицы опосля трёх операций — fargo-online.ru

Двухчелюстная операция, гениопластика и ринопластика — конкретно к сиим хирургическим вмешательствам обратилась читательница Cosmo. Почему женщина отважилась на это и как избрала доктора, что стоит знать о постоперационном периоде и на какие моменты стоит направить внимание — выясни из ее личной истории.

Мой путь к схожим изменениям во наружности начался еще в 2010 году, когда я 1-ый раз поставила брекеты. На тот момент о ортогнатических операциях (другими словами, о хирургическом действии на челюсть) знали, мне кажется, лишь самые проф стоматологи-ортодонты, к которым мой ортодонт, к огорчению, не относился. В итоге – минус 2 верхних зуба. Да, зубы стали прямыми, но прикус как был странноватым, таковым и остался. Это лишь позже я выяснила такие слова, как дистальный и мезиальный, но это случилось очень позднее… О этом расскажу подробнее. 

Стадия 1: понимание

В 2015 году я начала думать над тем, что мой профиль, мягко говоря, далек от эталона и создать ринопластику было бы совершенно хорошо. В профиль нос вероломно торчал впереди челюсти, и мне это не нравилось. Я стала прикидывать стоимость операции и натолкнулась на форум о пластической хирургии, где увидела ветку о гениопластике (другими словами костном перемещении подбородка), исследовала и помыслила, что, может быть, это как раз мой вариант. Я зарегалась, написала в поддержку докторов, чтоб они дали подсказку, что мне лучше создать —  нос либо подбородок. И здесь на удивление мне пришли ответы от нескольких докторов, они единодушно рекомендовали для начала поправить прикус. 

Стадия 2: выбор доктора

Потом я еще пару недель изучала информацию в вебе на тему операций на челюстях. Всем, кто думает о схожих вмешательствах, очень рекомендую изучить странички ветки про остеотомию. Там есть несколько очень увлекательных историй как с неплохим результатом, так и с не самыми успешными вариациями развития событий, которые, к огорчению, также имеют пространство быть. 

Позже начался поход по докторам. В Рф несколько гуру в области челюстно-лицевых операций: в Санкт-Петербурге — Андрей Андреищев, в Москве же — ученики Алексея Дробышева (все выходцы из МГМСУ): Андрей Сенюк, Константин Куракин, Александр Глушко. Доктору Андреищеву я писала два раза и ответа, как досадно бы это не звучало, не получила. К самому Дробышеву попасть очень трудно, потому что он до сего времени управляет кафедрой челюстно-лицевой хирургии МГМСУ. Я прогуливалась к Андрею Сенюку в его клинику на Нахимовском проспекте. Большенный специалист, но просто не «мой хирург». Позже была у Александра Глушко, и он предложил создать рино- и гениопластику. Крайним, к кому я попала, был Константин Куракин. И я здесь же сообразила, что это он. Практически полчаса подробных разъяснений, что к чему, и я вышла с чувством, что если и сделаю это, то лишь у него. Так я прошла стадию выбора доктора. 

Стадия 3: ортодонт 

Для меня было принципиально, чтоб ортодонт умел работать с таковыми, как я. Что я имею в виду? Мой прикус был дистальным: нижняя челюсть меньше верхней и уходит вспять. От этого в профиль получаешь эффект скошенного подбородка и так называемое птичье лицо. Мы, дистальщики, практически постоянно на фото выдвигаем челюсть вперед, чтоб на фото выходило мало гармоничнее. Мезиальный прикус — нижняя челюсть выдвинута очень вперед. Броский пример – Ксюша Собчак. 

Подобные операции можно созодать безвозмездно – по квоте, потому что это считается аномалией и подступает под статью ВМП (высшая мед помощь). Но (!) у топ-хирургов, фамилии которых я указала, очередь на операции по квоте не наименее 2-ух лет. У других в МГМСУ очередь гораздо меньше, но, к огорчению, отыскать о их отзывы в вебе достаточно проблематично, потому я не рискнула обращаться к ним. 

А сейчас вернемся к делу: опосля встречи с ортодонтом для тебя делают снимки челюстей, МРТ (Магнитно-резонансная томография — томографический метод исследования внутренних органов и тканей с использованием физического явления ядерного магнитного резонанса), назначают удаление «восьмерок», надевают брекеты, в каких необходимо ходить около года. За этот период времени почти все передумывают созодать операцию, а кто-то доходит до конца. Да, операцию делают, когда ты еще носишь брекеты, поэтому что конкретно на их укрепляют особые крючки и резинки, которые держат челюсть в определенном положении. Мне порекомендовали надеть стальные из-за их прочности и буквально на кольца (это когда на задних зубах фиксируют особые железные кольца, которые держат брекеты). 

У меня все усугублялось неуввязками с суставом, которые выявились опосля МРТ (Магнитно-резонансная томография — томографический метод исследования внутренних органов и тканей с использованием физического явления ядерного магнитного резонанса). Я некое время на брекеты надевала еще окклюзионную каппу, которая ставит на пространство сустав. 

К слову, хирург может порекомендовать ортодонта, с которым он нередко работает в паре, а ортодонт, очевидно, может порекомендовать доктора. Но никто ни на чем не настаивает обычно. 

А сейчас сориентирую по цены: удалить зубы можно за 30-50 тыщ, поставить брекеты стоит около 200-230 тыщ (но эта сумма за весь период исцеления, другими словами ее выплачиваешь частями), а капа для сустава – еще 50 тыщ. Это «наслаждение» вкупе с операцией на носу стоило 470 тыщ рублей, а если не учесть ринопластику, то 370 тыщ рублей. 

Стадия 4: операция

Здесь всё просто. С утра я приехала голодная, пришел хирург, показал, что получится в теории опосля. Я обрадовалась, переоделась и пошла в операционную. Там я пролежала 7-8 часов, пока он «ворожил». Очнулась уже с повязкой на лице. А вот позже началось самое увлекательное! 

— Шок. Да, ты глядел видео на YouTube схожих историй, ждал чего-то подобного, но, естественно, не такового. Лицо все онемело и совершенно не двигается. Даже жидкое не знаешь, как пить. Сходить в уборную не то что неувязка — проблемище (!).

— Охото плакать от того, как для тебя плохо опосля операции. Но, естественно, вариантов нет — уже ничего не поправить, так что ты просто лежишь и терпишь.

— Спать весьма тяжело. Мне было еще тяжелее, потому что рот практически не раскрывался, а нос не дышал. Кислорода очень не достаточно, потому спишь по полчаса, просыпаешься – и всё по кругу. 

На 2-ой денек приезжает хирург и вселяет мало убежденности, что всё будет отлично. На 4-ый денек тебя выписывают.

Стадия 5: восстановление дома

Дом есть дом, в нем автоматом становится лучше. Пьешь горсть пилюль пару раз в денек, что очень трудно, потому что, повторюсь, рот фактически не раскрывается.

Из пищи — лишь жидкое: бульон, йогурт, детские каши до 6 месяцев, разбавленные водой. И мой личный лайфхак – шоколадное молоко, которое делало жизнь чуточку приятнее. 

Что касается сна, то первую недельку его фактически нет. Те, кто делают подобные операции без ринопластики, с таковой неувязкой не сталкиваются, потому что нос у их дышит. 

1-ые 10 дней вправду весьма тяжело. Позже с каждым деньком все лучше и лучше. На 5-ый денек из носа вытаскивают распорки (особые пластмассовые трубочки), и он начинает дышать. К десятому деньку ты уже привыкаешь ничего не есть и приспосабливаешься. К слову, в месяц восстановления, когда ты ничего не ешь, худеешь приблизительно на 5-10 кг (зависимо от исходного веса). У меня ушло 6 кг, чему я была непомерно рада. 

Еще Константин Куракин выслал меня на восстановление в барокамеру — 10 сеансов по 30 минут. Лежишь, как астронавт, в капсуле и насыщаешься кислородом – это помогает отекам сходить резвее. Не могу утверждать, так это либо нет, потому что ассоциировать мне не с чем, но сам факт того, что твое бренное тело опосля операции отчаливает в «путешествие» в барокамеру, помогает мыслить позитивно. 

Принципиально уделить особенное внимание физическим ощущениям и моральному состоянию. О физических чувствах: у тебя вполне онемевшая нижняя часть лица, при этом как снаружи, так и снутри. Не денек, не два, а несколько месяцев. Челюсть как как будто не твоя. Восстановление чувствительности — самый неспешный процесс, потому что на самом деле для тебя перерезали все нервные (относящиеся к пучкам нервов) окончания. 

Любой денек ты должен снимать особые резинки, которые держат челюсть в одном положении, чистить зубы, пробовать открывать рот, а позже поновой их, резинки, надевать. А снутри – раны и нити опосля операции. И ты их не ощущаешь, но знаешь, что для тебя отрезали и переставили челюсть и что эти раны — места разрезов, а эти нити — это то, что держит твои десна. И вот снимаешь ты резинки, берешь в руки зубную щетку и пытаешься чистить зубы. Впервой я чуток в обморок не свалилась. Практически. 

Последующая стадия — ты пытаешься хотя бы мало, но открыть рот, а он совершенно не раскрывается. От слова совершенно. Это удивительно звучит, да, но это пока ты с сиим сам не сталкиваешься. 

Восстановление открываемости рта — до 4 месяцев для дистальщиков. У мезиальщиков, как я понимаю, процесс происходит резвее. Почему конкретно, может поведать хирург. 1-ые пару месяцев ты совершенно не веришь, что когда-либо сможешь открыть рот и откусить бургер. Приблизительно через месяц доктор разрешает есть мягенькую еду – бананы, колбасу и прочее. Это весьма удивительно, когда такие обыкновенные вещи, как просто откусить бутерброд, – тебе целое событие, а вкус колбасы – самое наилучшее, что ты когда-либо ел.

А морально еще тяжелее. И к этому очень принципиально приготовиться. Неким, может быть, даже придется разговаривать с психологом. В течение 3-4 месяцев опосля операции с твоего лица сходят отеки (избыточное накопление жидкости во внеклеточных тканевых пространствах организма), и итог абсолютно различается от того, что ты представлял перед операцией. Ведь ты столько лет живешь с сиим лицом, научился его более-менее красить, отыскал «свою сторону» и позу для фото – и здесь всё изменяется. Всё! Это совершенно не ты. Вот не ты – и всё здесь. А еще отеки (избыточное накопление жидкости во внеклеточных тканевых пространствах организма), и рот не раскрывается. И начинается паника: для чего ты это сделала?! Сейчас ты даже ужаснее, чем была ранее. И это принципиально преодолеть. Любой денек уверять себя в корректности решения и веровать, хоть и через силу, что скоро всё поменяется (всё и правда поменяется в наилучшую сторону, весьма скоро!), необходимо лишь мало подождать. Либо если одному совладать тяжело, то можно обратиться к специалисту, который поможет настроиться на подходящий лад и пройти этот период наименее болезненно. Позже, читая в вебе подобные отзывы, понимаешь, что ты была не одна таковая с этими идеями и переживаниями. Это непременно необходимо знать перед операцией. 

Приблизительно через полгода опосля операции снимают брекеты. Отеки (избыточное накопление жидкости во внеклеточных тканевых пространствах организма) сошли, брекеты сняты – и ты выглядишь великолепно. И вот он очередной шок, но лишь уже весьма приятный. Это новенькая ты, которой постоянно желала быть, и это правда. Все прежние мысли, негодования, переживания, болезненные и противные чувства пропали. Осталась лишь новенькая классная ты!

Стоит это того? Непременно. Жалею ли я? Ни капельки. Повторила бы, если б знала, через что придется пройти? Да, ну и снова да! 

Резюмирую, что было изготовлено: двухчелюстная операция, гениопластика и ринопластика. Подготовка к операции (удаление зубов + брекеты) – около полутора лет. Восстановление опосля операции – от 3 до 6 месяцев. Приблизительно через полгода опосля операции – снятие брекетов. Опосля брекетов могут пригодится онклюзионные накладки (на самом деле коронки на зубы) на задние зубы для наилучшего смыкания зубов (+ 35 тыщ за зуб). 

И в итоге для вероятных хейтеров: да, я вполне «перекроила» лицо и нисколечко не стесняюсь, поэтому что во всем необходимо знать меру и чувство красивого. И киньте в меня гранит, если в моем случае «опосля» не органично и натурально!

Комментировать