Уклад жизни в Северной Албании очень патриархальный. Даме вменяется в обязанности смотреть за порядком дома и выращивать деток, тогда как мужик держит в собственных руках власть — социальную и политическую. Из-за этого неравенства нашлись девицы, готовые отрешиться от собственной женской идентичности. Они избрали себе иной путь — жить как мужчины.

Давшие обет девственности (либо по-албански burrnesha) — это девицы, которые живут как мужчины. Буррнеша всего около сотки во всем мире, они есть не только лишь в Албании, да и в Боснии, и в Сербии. Практика была всераспространена прямо до XX века, и даже на данный момент в албанских деревнях можно повстречать .

Обычно такое решение принималось семьей девченки, когда в семье не хватает мальчишек. Практически единственным методом для дамы обрести власть над собственной жизнью было практически стать мужиком. 

Согласно старому албанскому кодексу Канун, семья обязана была быть патрилинейной — другими словами наследие перебегает только по мужской полосы. Дамы же, согласно этому кодексу, длительное время были ограничены в правах. Им запрещалось даже курить и носить часы — это числилось мужской прерогативой. 

Естественно, сейчас дела обстоят еще лучше, но в деревнях традиции погибают медлительно.

В албанских глубинках девченка становится буррнеша, давая неразрушимую клятву перед двенадцатью жителями деревни. Опосля этого она имела право носить мужскую одежку, орудие, курить, пить алкоголь и наниматься на мужскую работу. Не считая того, буррнеша брала для себя мужское имя и становилась владельцем в доме, если, не считая нее, там жили лишь мама и сестры.

Нарушение клятвы ранее каралось гибелью. И хотя на данный момент таковой угрозы нет, буррнеша не отрешаются от собственного вида жизни, боясь гнева со стороны соседей. 

youtube нажми и смотри

Пашка Соколи (интервью с ней смотри с 1:34) решила стать буррнеша без помощи других, но обстоятельств для этого решения созрело огромное количество.

«Мое детство было наполнен страданиями. Мой отец погиб, когда моя мама была беременна мной. Моя мать оставила меня, и я выросла с дядей и бабушкой». 

Она была единственной, кто мог обеспечить семью, — если б Пашка вышла замуж, она должна была жить со своим супругом, бросив дядю и бабушку. Дядя Пашки захворал, и его пришлось положить в поликлинику, которая размещалась в нескольких милях от деревни.

«Мне недозволено было водить машинку, единственный метод для меня добираться до поликлиники был переодеться мужиком и вести себя как мужик».

К 35 годам, утомившись от тяжеленной участи одинокой незамужней дамы, Пашка приняла обет девственности. 

Говоря о парадоксе буррнеша, рассуждать можно лишь о гендере — становясь «мужиками», буррнеша не имеют права вступать в однополые дела, поэтому что концепт женской однополой любви незнаком албанцам.

Обстоятельств, по которым дама может выбрать путь «заклятой девственницы», огромное количество. Одна из их — не разлучаться с семьей. Периодически девицы решают стать буррнеша, чтоб избежать ненужной женитьбы. По факту, это единственный метод отрешиться выходить замуж, не опозорив при всем этом свою семью.

«Для чего жить как мужик? — задает для себя вопросец Лул Иванай, одна из «девственниц». — Поэтому что я ценю свою свободу. Я думаю, что я обогнала свое время». 

В наши деньки большинству оставшихся буррнеша уже за 50 — они прожили томную насыщенную жизнь, пожертвовали возможностью иметь деток и выйти замуж ради своей свободы.