«Люблю. Целую. Мой сынок»: Помогите Татьяне возвратиться к отпрыску — fargo-online.ru

Таня лежит в реанимации практически два месяца, с июля. В марте ей провели трансплантацию костного мозга (центральный отдел нервной системы животных и человека), трансплантат прижился, но начались отягощения. Инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека), почки полетели, ноги покрылись язвами – большими, незаживающими ранами, а на фоне бактерицидной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) свалились лейкоциты. Трансплантация не принесла моментального излечения, но Тане еще можно посодействовать!

«А мать по мне скучает?»

Родные Тани – супруг Алексей, отпрыск Ваня, сестра Наташа и мать Зоя Михайловна —  уже два месяца не лицезрели ее. Они выяснят о состоянии Татьяны лишь от докторов. Звонят в поликлинику, спрашивают, что новейшего, слышат приблизительно схожие фразы, что, дескать, пытаемся вылечивать так и так, и ожидают последующего денька, чтоб набрать священный номер опять. Они не знают, что там, в реанимации, ощущает Татьяна, о чем она задумывается, какое у нее настроение в конце концов. Они ничего не знают. Докторов же не спросишь про настроение. Как как будто их Татьяна в какой-либо далекой-далекой командировке, на полярной станции, к примеру, во льдах. Связи нет, лишь короткие сводки о состоянии здоровья. И всё.

Им весьма тяжело это перенести. В особенности девятлетнему Ване. Он любой денек спрашивает: «А мать по мне скучает?» И всякий раз ожидает положительного ответа, тогда смириться и ожидать становится чуток легче.

Шанс есть

Татьяна захворала в 2015 году. Острый лимфобласный лейкоз. И сначала всё было ясно и понятно – лечиться как можно быстрее. Ради отпрыска, ради семьи. Никто не задумывался, что все затянется на годы, на целых 5 лет. Поначалу организм не выдержал химиотерапию, у Татьяны случился геморрагический инфаркт. Кома, реанимация. Позже добавилась двухсторонняя пневмония – еще месяцы в поликлинике. Потом два года на пилюлях и рецидив. Трансплантация костного мозга (центральный отдел нервной системы животных и человека) – единственный выход и шанс на жизнь – тоже далась тяжело. Поначалу находили донора, позже удовлетворенность – сестра Наталья подошла на 50%, и фонд борьбы с лейкемией собрал средства на особый аппарат, который подготовил донорский костный мозг (центральный отдел нервной системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков). Но начались отягощения. Посодействовать Наталье может лишь система СD34 для доливки трансплантата. Стоит она 440 тыщ рублей.

«Супруг и семья прочитают меж строк»

Татьяна лежит в реанимации совершенно одна и тоже не понимает ничего о собственных – супруге, отпрыску, маме, сестре. Но время от времени, когда становится хоть мало лучше, Татьяна превозмогает себя, садится и пишет на листочке письмо — записку отпрыску. Она осознает, что это важнее всего  — супруг и семья усвоют и прочтут о ее любви меж строк, а мальчугану всего 9 лет, его необходимо поддержать. Она пишет достаточно длительно, отличные слова. Как она скучает, как ожидает встречи, как уповает поправиться. Даже шутит как-то, подбадривает отпрыска, вспоминает общие забавные действия и случаи. И в конце еще много ласковых слов. Позже она дает эту записку медсестрам, и те несут ее на проходную. Когда в поликлинику приходит супруг, он спрашивает нет ли вестей, и сторож дает ему этот листочек.

Алексей не читает записку сходу, несет домой, чтоб открыть и прочесть всей семьей. И вот они собираются вкупе, открывают и лицезреют строки. Лишь понимаете, у Татьяны же был инфаркт, и правая рука у нее действует плохо. А к тому же слабость, и низкие лейкоциты, и боль (физическое или эмоциональное страдание, мучительное или неприятное ощущение), и мало слез. В общем, строчки видны, но осознать, что в письме написано, можно с трудом. Практически сплошной неразборчивый текст. Лишь отдельные слова можно угадать. И Алексей собирается с духом, всматривается и угадывает: «люблю», «целую», «мой сынок». 

Помогите Тане возвратиться к отпрыску здесь.

Комментировать