Исповедь содержанки: что необходимо знать, выходя за обеспеченного — fargo-online.ru

Если вы спросите меня, почему развалился мой брак, то сейчас я могу ответить честно: я очень гналась за благополучием. Я из их, из бывших жён состоявшихся мужей. И большая часть из вас весьма, весьма желали бы оказаться на моем месте, когда я ещё была супругой обеспеченного супруга.

От знакомых девченок я слышала и слышу: «Желаю за обеспеченного!» Согласна, гласить «желаю за нищеброда» — по последней мере, алогично, если лишь вы не наследница млрд.

В зале суда я так и произнесла: «Этот мужик — неплохой супруг и практически безупречный отец нашему ребёнку. Не пьёт, не лупит, все в дом несёт. Девяносто процентов дам нашей страны желали бы быть за ним замужем. А я больше не вижу в этом никакого смысла».

Разводом окончили практически все пары в компании, где мы с супругом вращались. Меня девченки называли «декабристкой»: мы выдержали три пятилетки — почти во всем благодаря тому, что я поддерживала супруга во всех его начинаниях, даже самых конструктивных. Но реши я давать мастер-классы на тему «Что нужно знать, чтоб выйти за обеспеченного» — я навряд ли озолотилась бы. Для этого мне бы пришлось врать. Реальность совершенно не таковая зефирная, какой ее отрисовывают коучи по благоденствию.

Не жизнь, а притча: он оставляет на тумбочке увесистую «котлетку». Безупречная модель мироустройства. А ты на эту котлетку хочешь — хозяйство веди, хочешь — салон открывай либо там благотворительностью занимайся. Средства — залог счастливого брака, задумывалась я. О быт любовная лодка буквально не разобьётся, а на все другие случаи жизни есть наши чувства друг к другу и мои мозги. Но основное — средства. Уж кто-кто, а я-то буквально придумаю, как распорядиться ими так, чтоб мы были счастливы!

Нет ничего отвратительного в том, чтоб обожать средства. Любите для себя на здоровье, лишь не дайте им стать точкой отсчёта и совершенно единицей измерения ваших отношений. Время от времени я думаю, смотря на жизнь собственных приятельниц и свою прошлую, что сериал «Рассказ служанки» — это не выдумка сценаристов, а калька с таковых браков, где он добытчик, а она фея очага. История, в какой ее функция — рождение Ему малышей, воспроизводится в почти всех моих знакомых семьях, с той только различием, что при всем этом она — де юре — миссис Уотерфорд, наделена властью и возможностями в том размере, в котором ему это прибыльно. А де факто — служанка.

Почитать комменты на «Сплетнике», так супруги состоявшихся мужей — сплошь содержанки и профурсетки. Баблососки, таковым комфортно сесть ему на шейку и свесить ножки. Специалистки по отжиманию у папиков документов на собственность и дорогих подарков. Ну, во-1-х, почему бы и нет, если сам мужик определяет себя только как валютный мешок и не может отдать даме ничего, не считая собственных средств?

«Ты посвящаешь ей своё время, делишься с ней своими эмоциями либо разделяешь ее?» — спросила я не так давно 1-го такового безбедного компаньона, который чихвостил за меркантильность свою новейшую пассию. «Вот ты странноватая всё-таки! Романтичная ты наша. О чем с ней говорить?» — обхохотался тот. При всем этом ему почему-либо грустно, что он для неё кошелёк.

А во-2-х, в обществе со сбитыми прицелами на иглу прекрасной сказки подсаживаешься неприметно, отвечу я. Мы, поколение 70-80-х, оказались в ситуации, когда сами нащупываем свои актуальные сценарии, ориентиры родителей нам не ориентиры, а быстрее, такие указатели, как создать ровно напротив.

На его средства я построю нам счастье, самонадеянно задумывалась я, не зная, что меж средствами и счастьем связь не ровная. Вот он приносит для тебя увесистую «котлетку» и гласит приблизительно так, плюс-минус культурная составляющая: «Я добытчик, каких выискать, а ты весь денек дома посиживала, потому я решаю!» В каждой, повторюсь, в каждой нашей знакомой домашней паре состоятельный-он гласит эту мантру домохозяйке-ей. Я не измеряю жизнь своим кругом и понимаю, что бывают различные сценарии. Но «Я зарабатываю, потому я здесь основной!» — вот скрепа, на которой держатся практически все мои знакомые семьи.

«Он постоянно гласил: я сам-сам, ты занимайся домом. Позже дошло: это ему так было удобнее, ему, а не мне! — делится приятельница. — Чем далее, тем больше мои желания и потребности оказывались в стороне. В которой-то момент на предложение сходить к психологу, у нас уже издавна был кризис, я услышала: «Я для тебя запрещаю. Не запамятовай, на чьи средства ты живешь».

В моем случае была салфетка с цифрами: «Вот, финансово накладная, твой оклад, вот столько ты отдашь няне, если пойдёшь работать, столько проешь на обедах. За год убыток набегает вот аж на какие тысячи! Оно нам буквально не нужно».

У меня  была работа мечты. Которой я поступилась ради прекрасной формулировки «благо семьи», не особо задумываясь. А напрасно. Средства — это то, чем он намертво привяжет тебя к для себя, если у тебя нет никакого собственного источника дохода. А основное — нет осознания собственной ценности. Под запрет начнут попадать твои занятия, подружки, даже одежка. «Я зарабатываю и желаю, чтоб моя дама смотрелась статусно. Что, трудно подыграть и нарядиться для супруга? Не сломаешься».

Лишь равномерно уступок становится все больше и больше. И касаются все они наиболее суровых сфер жизни. Это не вырядиться в Herve Leger. «Спрошу у супруга, можно ли», — объясняет приятельница предложение собственной маникюрши покрыть ногти броской фуксией. Супруги диктуют, что носить, с кем дружить, что есть и пить, какая обязана быть интимная стрижка и как вести себя в кровати. Таковая предпочитаемая формулировка «он предприниматель, она домохозяйка» воспринимает время от времени самые уродливые формы. Я понимаю случаи реального домашнего рабства. Самого возмутительного насилия и даже злодеяний. «Он настоял на том, чтоб я прирастила грудь», — эти рассказы лишь кажутся бредом из серии: «Она что, не внутри себя? Как совершенно можно было такое допустить?»

Руководствуясь самыми благими намерениями и из ужаса лишиться его одобрения и, что уж там, благосостояния, сама не замечаешь, как превращаешься в послушливую овечку, а ваши дела стают теми, какие психологи именуют деструктивными. Я одевалась так, как гласил супруг. И делала много что другого только в угоду ему. И, в конце концов, могу гласить о этом тихо: я так старалась, что не стала быть собой, а стала куколкой в комедии положений «Супруга обеспеченного супруга».

Вы скажете: средства для того и есть, чтоб решать любые препядствия. Фланируй для себя меж Сардинией, загородным домом и квартирой в центре, ваши с супругом линии движения могут совершенно не совпадать и к психологу ходить не нужно.

«Мы видимся от силы недельку за месяц,— ведает приятельница,— но за эти некоторое количество дней он изматывает меня так, что я позже не понимаю, где взять силы, чтоб восстановиться. Вот он приходит поздно вечерком, что-то у него там слетело, некий договор. И замечает крошки на столешнице. Хватает полотенце и начинает хлестать меня по лицу. Позже извиняется, дарует подарки. Я понимаю, что у него большой стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз) на работе чуток ли не каждодневный, что, приходя домой, он находит отдушину в том, чтоб сорваться на мне и детях».

Жизнь с богатым супругом кажется магической сказкой. Случаются, естественно, исключения, и мы узнаем стршные подробности при разводе известной безбедной пары. Но они только подтверждают правило. О том, что такое обычной быт супруги обеспеченного супруга, естественно же, не молвят. Не молвят о том, какое терпение необходимо иметь, чтоб поддерживать его в кризисах и трудностях, выносить его срывы, быть ему не только лишь супругой, да и психоаналитиком, партнёром в вашем проекте под заглавием «Семья», мамой для ваших малышей, любовницей. А ещё не молвят о том, что средства — это постоянно ответственность и риск. Я сообразила это, когда в один прекрасный момент вечерком, уходя на переговоры, супруг произнес мне: «Если что — в сейфе ключи. Ячейки — там-то. Вот телефон Иван Иваныча, это поверенный, звони ему в случае…» На тренингах по вербованию в свою жизнь обеспеченного супруга этого не скажут. Не скажут о том, каково это — держать лицо, не демонстрируя тревогу и волнение детям, не демонстрируя свои ужасы ему. Как не скажут и о том, что не достаточно заработать — нужно удержать.

В которой-то момент времени ты понимаешь, что смысл жизни сводится к управлению вещественным состоянием. На получение наслаждения от способности дозволить для себя почти все просто не остаётся  времени: сама эта возможность ест твоё время и ресурсы, как чёрная дыра, которая становится все обширнее и обширнее. Курсы безупречных жён. Да, такие есть. Там учат разбираться в вине, цивилизованно высчитать мажордома и отсосать, как элитная путана. Ну, допустим, цель замужества — отжать побольше. Вышибить из него квартиру, машинку и некоммерческое помещение под сдачу, а все эти сопли про родство душ и общность интересов пусть жуют лузерши из «Белоснежных туч». О, сколько их прошло перед моими очами, этих бесстрашных и упрямых дев, скупых до счастья и готовых ради него на все. Историй много, вот для вас типическая.

Одна моя знакомая, назовём её Еленой, юная и прекрасная, забеременела от немолодого безбедного хахаля. Спустя куцее время они поженились. «Это быстро, — объяснила Елена. — Оформит на меня пригородный дом, устроит бизнес — и разойдусь». Отжать не вышло: на данный момент Елена, уже в разводе, судится за единственный источник их с дочерью дохода — салон красы в тихом центре столицы.

«Дамы крысят, откладывают на чёрный денек», — рассуждает мой знакомый Алексей, большой бюрократ и многоженец. — Я сделал для обеих собственных (речь о жёнах — работающей и «2-ой») дубликаты карточки, вижу все их расходы. Замутить всекрете от меня ничего не получится».

Для вас, упрямые и бесстрашные, желаю счастья и дам «на помыслить» один единственный вопросец: почему вы считаете, что непременно обыграете взрослого мужчины, прожжённого, закаленного в бизнес-войнах и оставившего без штанов не 1-го соперника?

К слову, про курсы. «Есть царицы, а ты — обслуга!» — произнес супруг одной моей знакомой опосля 10 лет совместной жизни, в какой было всё: банкротство, угроза ареста, его бурные романы. Все мои приятельницы,  как перепуганные, посещают тренинги на тему «Как стать царицой». Мы — те же дурочки, обольщаемые духовными жуликами, которые обещают прозрение опосля техники царского минета. Все  эти мастер-классы на тему того, как стать для него увлекательной и важной, — полная фигня, если не поднимают основное: а ты-то сама себя ценишь? Вот честно, ты сама себя уважаешь? Либо этот вопросец звучит, как «Сколько ты стоишь?». «Я для себя стоимость понимаю, я не какая-нибудь там прошмандовка, дешевками не отобьётся»,—  гласила моя бывшая соседка, 2-ая супруга 1-го большого застройщика. Свете подфартило родить ему 2-ух отпрыской (от первого брака была одна девченка), и Света стригла по полной: если кар — то лишь престижный, если квартира — то в наилучшем ЖК.

Понимаете, когда я сообразила, что я тоже имею определенную стоимость? Когда предложила сходить совместно к психологу: «Я чувствую, что в наших отношениях кризис, без твоего роли таковая терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление) глупа». «На средств, съезди куда-нибудь».

Ну и сколько я стою? Как досадно бы это не звучало, ровно столько, чтоб избавиться от стресса на шопинге с видами и культурной составляющей. «Съездит на Сардинию — стихнет!» — объясняет супруг подруги решение той подать на развод опосля того, как она случаем выяснила о развеселой вакханалии с путанами в их квартире, пока была в отъезде. «Новенькая шуба — означает, поцапались», шутят девченки. Я понимаю даму, которая часто посещает косметолога с целью ликвидации следов побоев. Ее молчание он покупает подарками. Колечко — и конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) исчерпан.

Знакомый приезжает в гости не с супругой, а с секретаршей. «А Елена где? — спрашиваю. — А Елена дома. У Елены сиськи мелкие!» Елена проглотит: «Я буквально не желаю оказаться одной из их. У нас здесь целая улица «брошенок» — клуб бывших жён, как мы их меж собой называем. Бывшие супруги оставили им дом и кар — джентльменский набор, а у самих сейчас юные бабы. Брошенки воспитывают их общих малышей и посиживают на пособии. Плохо себя ведут — отлучаются от кормушки. Мне мой произнес в один прекрасный момент: поживи на 20 тыщ за месяц! А у меня лишь кружков у ребёнка за месяц на 10, это без учета школы, естественно». Так бывшие супруги и опосля развода продолжают надзирать жизнь собственных бывших. Диктовать, что созодать и что не созодать, надзирать, когда пришла, когда ушла, с кем встречалась и чем занималась в течение денька. «Моему ребёнку нужна обычная мама, а не шлюха. Ещё одно позже возвращение — и я отсужу ребёнка», — угрожает прошлый супруг одной моей знакомой. Малыши совершенно часто стают разменной монетой в данной игре.

«Лягу ещё разок под обеспеченного», — прямо гласит знакомая, которая уже в один прекрасный момент легла так успешно, что сейчас каждый месяц получает откупные от супруга одной столичной светской львицы. На отпрыска — свою точную копию — супруг львицы посмотрел один раз из окна машинки: «Я сообразил, отлично, будешь подъезжать к кабинету». Вытерпеть ради малышей и их неплохого грядущего — ещё одна скрепа. «Зато мой ребёнок не будет голодовать!», «Зато у моих малышей будет все самое наилучшее!» Сиим мотивируют себя почти все и почти все, закрывая глаза на то, что уже нет любви, что у него иная, что хоть какое взаимодействие завершается скандалом. Признаюсь: меня это тоже останавливало. «Задумайся, что ты лишаешь нашего ребёнка! На что ты его обрекаешь, если мы разведемся», — гласил мне супруг.

Классно — выйти замуж так, чтоб брак пах будущим. Чтоб отдать детям не плохое образование, чтоб в их жизни был совершенно иной старт — не таковой, как у тебя. Остальные способности. «Разводись, если без него для тебя легче дышится, — произнесла мне одна взрослая дама. — Я тоже вытерпела ради малышей, гласила: поставим их на ноги и подам на развод. Малыши выросли, у их своя жизнь, я им не нужна, с супругом не так давно разошлись. Как как будто осталась на обочине: ни семьи, ни возлюбленного дела. Если б тогда, в юности, была посмелее, всё совершенно по другому могло бы сложиться».

«Я не пожила, так хоть ты поживи» — мы все ещё живем сиим стереотипом, которым жили наши матери и бабушки, хотя времена поменялись. «Найдёшь такового же, лишь бедного». Так произнесут для тебя психолог, подружки, такое можно услышать от матери. Уж лучше оставайся с ним, он хоть обеспеченный, мужики-то вон все схожи.

Да, моя жизнь поменялась. Я сейчас не та богачка, которая беззаботно расставалась с средствами, зная, что в тумбочке лежит ещё. Но, что умопомрачительно: мы с бывшим супругом начали разговаривать. Без истерик и скандалов. Ему вдруг сделалось принципиально, что я думаю по тому либо иному поводу. Мы научились договариваться. Может быть, всего навсего поэтому, что я не стала так стараться быть супругой обеспеченного супруга.

Ещё новости

Комментировать