Любая дама уверена, что она самая наилучшая в мире подруга. Но по сути теплая дружба иногда перерастает в по-настоящему ядовитые дела. И весьма быть может, что причина этого — в для тебя.

Ты говоришь ей чистую правду

Совершенно-совсем чистую, не испачканную ни деликатностью, ни мягкостью. Правду-матку практически. К примеру, от всей души сообщаешь ей, что полнит ее не платьице, а манера жрать 8 раз в денек. В особенности противно добавить к тому же: «Ну, кто же для тебя правду-то произнесет, не считая меня!»

По сути в таковой правде не нуждается ни один человек. И она скоро это усвоит. 

Ты рассказываешь ей о для себя все

На теоретическом уровне это признак того, что ты ей полностью доверяешь. На практике же таковая откровенность обычно значит, что гласите вы лишь о для тебя и твоих дилеммах. Поэтому что про свои она тривиально слова вставить не успевает. А если и успевает, то в ответ услышит: «Ой, да у меня тоже так было! Вот послушай, на данный момент расскажу…» Это игра в одни ворота, и если ты не прекратишь — скоро прозвучит финишный свисток. 

Ты учишь ее жить

В твоем дружественном лексиконе есть фразы «Для тебя просто нужно…» и «Ты обязана…», которые ты выдаешь без запроса: «Для тебя нужно похудеть»; «Для тебя нужно с ним расстаться»; «Ты обязана не делать о этом мыслить и заняться чем-нибудь остальным». 

Это не дружественная помощь, а проламывание чужих границ. И даже если подруга прямо спрашивает у тебя совета, лучше сконструировать ответ по другому. К примеру: «Я бы в таковой ситуации предпочла расстаться». Либо: «Быть может, имеет смысл испытать скинуть пару кило и поглядеть, что будет».

Ты постоянно стараешься быть справедливой и объективной

Что, в общем-то, даже хвалебно — но не постоянно. Время от времени ей необходимо, чтоб ты закончила выгуливать свои выдающиеся нравственные свойства и белоснежное пальто заодно — и просто виртуально взяла ее на ручки. И произнесла, что все вокруг муфлоны и негодяи, а она бедный небольшой котик. Да, это неправда. Но поверь, она и сама отлично понимает, что это неправда, лишь вот пришла она к для тебя за бесспорной поддержкой для нее, а не за пристальным разбором ситуации на предмет «Кто же здесь по сути повинет». 

Ты нередко не можешь ей дозвониться либо получить ответ в мессенджерах

Ключевое слово — «нередко». Если ты буквально знаешь, что ее проф обязанности либо индивидуальности личной  жизни нее мешают ей быть на связи (достаточно трудно сходу отвечать на сообщения, если ты бортпроводница либо многодетная мать, к примеру), но тем не наименее нередко не можешь до нее достучаться — это может означать лишь одно: она тебя избегает. И, раз не дает осознать это никакими иными методами, то, быстрее всего, и сама для себя не может разъяснить, что не так. А мы — можем: это один из признаков, выдающий жертву ядовитой дружбы. 

Ты никогда не признаешь собственных ошибок

И не извиняешься за то, что оскорбила ее либо учила жить и обучила нехорошему. Даже когда она прямо гласит для тебя о этом — ты обвиняешь ее: это не ты повинна, а она все воспринимает очень близко к сердечку и совершенно не задумывается своей головой, да!

Ты берешь, но ничего не отдаешь взамен

Она постоянно готова одолжить для тебя средств либо сумочку, заехать и полить твои цветочки либо отправить твоему парню вашу с ней типо потаенную переписку (которую ты же сама и выдумала, чтоб он сообразил и понял). А вот у тебя каждый раз приключаются какие-то задачи, когда она просит подкармливать ее кота во время отпуска либо посидеть с ее малышом, пока она сбегает на маникюр. 

Ты обесцениваешь ее чувства

Полностью может быть, совсем не со зла. Полностью может быть, ты просто не умеешь гласить правильные слова сострадания либо стесняешься. Но нескончаемый рефрен «Ой, да не переживай из-за всякой ерунды!», который она от тебя слышит, рано либо поздно принудит ее задуматься: а для чего ей с тобой дружить?

Ты ее ревнуешь

Ее дружба с иными девицами принуждает тебя раздражаться. И даже если прямо ты о этом не говоришь, то всячески стараешься отдать ей осознать, что для тебя неприятно. И рано либо поздно она утомится от чувства вины за то, что нарушает клятвенное обещание дружить лишь с тобой. Которого она, очевидно, и не давала для тебя никогда. 

Ты исповедуешь принцип «А что такового?»

«А что такового? Ну, разболтала случаем твой секрет. Но оно, веришь, как само на язык прыгнуло!»; «А что такового? Ну, поведала твоей маме про твою ссору с супругом — ну не могла же я молчать, это было бы невежливо!»